lmessing

Categories:

Как я случайно вышла в астрал

Вчера я пыталась уснуть по своей методике. Легла поудобней, расслабилась, сделала дыхание лёгким и поверхностным и стала думать мечтательно о самом хорошем.

Методика обычно меня не подводила. Поэтому, когда я почувствовала необыкновенную лёгкость, то с блаженством подумала, что засыпаю. И вот лежу на боку, уткнувшись носом 

в подушку, и не могу понять, что такое со мной происходит. Вроде бы сплю, а вроде бы есть мысли о том, что не заснула ещё. И сама будто в воздухе парю, тело совсем не чувствую.

Ну раз не сплю, думаю, так надо глаза открыть, чтобы убедиться, что всё это не во сне. С большим трудом приоткрываю глаза и вижу себя на кровати, вроде как со стороны. Ну это точно сон, решила я, и полетела к потолку. Потом сделала ещё вираж по комнате и снова смотрю, что лежу с приоткрытыми глазами. Мистика да и только.

Я часто в нелепом или неприятном сне понимаю, что всё мне только снится, и могу иногда усилием воли проснуться, а тут ничего не получается. Неужели я вышла в астрал? Тогда я должна проходить сквозь стены вроде бы... И я рванула вверх. Видимо, перестаралась, так как оказалась в огромном помещении с высоченными потолками.

Пригляделась, так это же наш "Ашан"! Вон и пакеты, лейблы всякие и ценники на это указывают. В нём тихо и пусто, и только холодильники монотонно гудят. В мужском отделе заметила паренька, он сидел, склонившись над какими-то чертежами, что ли. Я решила просто к нему подойти, чтобы не напугать. Было интересно, видит ли он меня.

Парень, не поднимая головы, пробурчал: "Достали". Наконец он взглянул на меня каким-то мрачным взглядом и сказал: "Лети отсюда, не ищи приключений на свою ..."

Мне стало смешно: "А ты что здесь делаешь?" Его ответ напугал: "Меня нет, я умер". У меня душа содрогнулась. Не знаю, видят ли те, кто вышел в астрал, покойников, но получается, что видят. Хотя не исключено, что парень мог просто пошутить, чтоб от него отвязались. Теперь я окончательно поняла, что это не сон и захотела скорей вернуться домой, в своё тело.

И опять изо всех сил рванула вверх. Теперь я парила над "Ашаном", кругом всё бело от снега, а мне ничуть не холодно. Я видела свой дом и даже наши окна, но где-то рядом струился необычный сияющий свет. Полетела на него, чтобы понять, что там такое. Дом исчез, а света становилось всё больше, как будто и не ночь на улице.

Наконец, я поняла, что лечу в какой-то притягивающий тоннель, где хорошо и много-много света. Мне очень туда хотелось попасть, ну хоть одним глазком взглянуть на это чудо. И тут я вспомнила рассказы о том, что люди выходят из своего тела и не возвращаются в него. Зачем мне всё это? Да я в это и не верю.

От страха я встала, как вкопанная, и не знала, надо ли лететь обратно, где теперь был сплошной мрак. Как мне вернуться назад? Где моё тело? Вдруг я услышала отчётливые голоса и понеслась к ним. И тотчас ощутила себя в теле, это явно было моё тело, знакомое мне до боли.

Я держала в руках какой-то саквояж, потом поставила его на землю, привычным движением поправила шляпку и стала снисходительно смотреть на симпатичного усатого офицера в шинели, который нервно прохаживался между людей, скрестив руки за спиной. Разговаривая сам с собой, он рассуждал о большевиках и о судьбах России.

На него учтиво поглядывали, не особо прислушиваясь к его словам, гражданские и военные мужчины, женщины в шляпках и длинных платьях, хмурые чопорные старики, один из которых тяжело опирался на трость и держал в руках трубку. Рядом стояли чемоданы, саквояжи, где-то тихонько всхлипывал маленький ребёнок, и его успокаивал нежный женский голос.

Как будто почувствовав на себе взгляд, офицер обернулся и, увидев меня, направился в мою сторону. Лицо его мне казалось знакомым и отчего-то даже было его жаль. Когда он поравнялся со мной, я сказала:

— Вы так тревожны, милейший Матвей, и всё говорите, говорите без умолку, а ведь вас никто и не слушает, заметьте.

Он согласно кивнул головой и, пристально глядя мне в глаза, жестом пригласил пройтись с ним рядом. Кругом стоят группы людей, оживлённо, но тихо беседующих между собой, а мы прогуливаемся в центре. Я ловлю на себе заинтересованные взгляды мужчин и чувствую себя очень даже привлекательной барышней. При этом отчётливо понимаю, что все они намерены покинуть Россию и ждут корабль. Оказывается, и я в их числе.

Офицер продолжает развивать свою мысль:

— Понимаете, у меня нет сомнений, что Россию можно было спасти, и ведь всё так просто! — говорит офицер, — К чему нам было втягиваться в эти войны, когда весь мир занят коммерцией и процветает через это. Нас снова провели, как мальцов, чтобы навязать этот жуткий хаос. Но Россию тоже могла спасти коммерция! — восклицает он.

— А мне совершенно не интересна коммерция, — отвечаю, — я даже равнодушна к ней.

Матвей живо вскинул голову, удивлённо посмотрев на меня:

— Но отчего же? Как можно?

Мне льстит его внимание ко мне и уважительное отношение, как к собеседнику, поэтому я старательно излагаю свою позицию:

— Ну как вам сказать... Я считаю, что всякое дело должно непременно давать удовлетворение, коммерция в том числе, против которой я ничего не имею...

И вдруг понимаю, что несу ахинею и говорю с этим человеком из какого-то другого измерения, что мои глупые разглагольствования сейчас абсолютно ни к месту, и всё же рассуждаю дальше, благо, что мой собеседник слушает меня терпеливо и с интересом, а я себя чувствую отнюдь не заурядной барышней.

Неожиданно прозвучал гудок парохода, мы оба вздрогнули. Матвей подхватил мой саквояж, взял меня под руку и твёрдо сказал:

— Идёмте же! Мне известно доподлинно, что там будет мало мест, и половины из нас не возьмут.

Но я чувствую, что меня что-то здесь держит, я почему-то не могу уехать, отвечаю с измождённым видом и отчаянием:

— Я не могу оставить Россию. Бога ради, простите, но я не хочу за границу.

Он в изумлении смотрит на меня:

— Да как же так?! Ведь вы пожалеете, поверьте. Уже более не будет такой возможности. Так что же?

Я отрешенно отворачиваюсь:

— Ступайте! И пишите мне, прошу вас, как там устроились.

Он ставит саквояж на землю и бежит к пароходу, где толпа уже осаждает трап и кто-то даже падает в холодную воду. Потом я машу ему рукой, и он мне машет в ответ на прощание и кричит, что-то пытается сказать. Половина людей остаётся на берегу, они в отчаянии. Мне становится плохо, я падаю в обморок и слышу:

— Врача, скорее врача! Есть ли врач среди вас, господа?

Кто-то склоняется надо мной:

— Дышите, милая, дышите глубже. Да подайте же воды, наконец!

И я начинаю дышать, делая глубокие редкие вдохи. И снова вижу себя на своей кровати со стороны, пальцы рук сжимаются, глаза закатились, но я сумела вернутся в себя. Это было почему-то невероятно трудно. Села на постели, поправила волосы, вспомнила про шляпку. Жаль, что там, в 1917 году, я так и не увидела себя со стороны.

Что же это было? Как я вышла в астрал? Почему оказалась в другом теле? Никому ничего не рассказала... Просто решила всё записать. Ведь это, наверное, просто случайность. Но один вопрос меня мучает до сих пор — могла ли коммерция действительно спасти Россию тех времён?

© Copyright: Любовь Мессинг, 2018
Свидетельство о публикации №218052901339 


promo lmessing february 16, 00:34 15
Buy for 10 tokens
Любовь Мессинг Здесь не будет никаких аптечных рецептов, так как они по-разному действуют на людей, а потому любителям современной медицины лучше обращаться к врачу с подозрением на коронавирус и любыми другими болячками и бежать в аптеку, захватив побольше денег. Это статья…

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.